Впереди полный запрет образования на Украине на русском языке

23-10-2019, 11:04
Просмотров: 209
Версия для печати
Впереди полный запрет образования на Украине на русском языке


29-летняя министр образования и науки Украины Анна Новосад заявила в эфире телеканала «Прямой» о грядущем полном запрете в стране образования на русском языке.

«Русскоязычные школы еще есть. Но с сентября 2020 года такие школы переходят на украинский язык обучения… А школы с языками нацменьшинств, которые относятся к языкам Евросоюза, – с сентября 2023 года», – сказала она.

Эти планы, судя по данным исследований, поддерживают 49% украинских граждан, осуждают их – 47%. Страна в который раз раскололась по вопросу о русском языке пополам.

Сама по себе идея полной украинизации образования – не новость. После победы на выборах 2019 года русскоязычного Владимира Зеленского многие надеялись на иное, но иного не случилось. Когда о запрете образования на русском языке журналисты спросили у президента Украины, он всем своим видом дал понять, что данную тему ему обсуждать не хочется – сказал, что не знает, о чём речь. Хотя знает прекрасно.

Языковая проблема на Украине стоит давно и наиболее остро из всех гуманитарных проблем. Ей уже больше ста лет. В XIX веке идея наличия в Малороссии отдельного языка всерьёз не принималась. В официальных документах и научных трудах упоминалось «малороссийское наречие» русского языка. Украинский язык как явление оформился только в начале ХХ века. А общественный вес обрёл лишь в 1920-е – 1930-е годы в рамках политики коренизации, проводившейся большевиками. Для украинского разработали литературные нормы, попытались внедрить его на территории исторической Новороссии и на отошедших к УССР землях Великого Войска Донского (Донбасса). Всё это удалось лишь отчасти.

Жители крупных городов и индустриальных районов (современного Юго-Востока) украинский учили, но общаться в повседневной жизни продолжали по-русски.

И во второй половине 1930-х годов наступательную коренизацию свернули. Государство продолжало выделять огромные средства на издание литературы на украинском, на украинский кинематограф, украинские СМИ, но изучение самого языка стало добровольным. И миллионы людей, которым в эпоху коренизации принудительно фиксировали в документах «украинскую национальность» только потому, что они жили в УССР, стали отдавать детей в русские школы, писали заявления на освобождение от изучения украинского языка.

В 1989 году украинский стал формально единственным государственным языком в УССР, но этого сначала никто не заметил. В общественной жизни, образовании, науке, экономических отношениях ведущая роль по-прежнему принадлежала русскому. На нём же велось преподавание в 54% школ.

Ситуация начала меняться после объявления о независимости Украины в 1991 году. Администрация Леонида Кравчука попыталась проводить форсированную украинизацию, но она не вызвала сочувствия у юго-восточной части страны. На выборах 1994 года победил выступавший под умеренно пророссийскими лозунгами Леонид Кучма. Потом он быстро забыл о своих обещаниях, и украинизация продолжилась. В 2003 году в стране осталось уже всего 24% русскоязычных школ, а в 2004-м были введены ограничения на работу СМИ, не использующих украинский язык. Защита прав носителей русского языка стала одним из ключевых пунктов программы кандидата в президенты Виктора Януковича и Партии регионов. Русскому обещали статус второго государственного, но когда регионалы пришли к власти, они выполнили свои обещания лишь отчасти.

Впрочем, даже «облегчённая» версия защиты прав русскоязычных в виде изменений в законодательстве, предполагающих введение «региональных языков», вызвала истерический взрыв националистов. И когда в Киеве произошёл государственный переворот, отмена соответствующего закона стала одним из первых решений «новой власти». А также одним их главных катализаторов народных протестов в Крыму и на Юго-Востоке. Чтобы сбить волну негодования, Турчинов попробовал не подписывать соответствующее решение Рады, но было уже поздно. После того как Крым ушёл, Донбасс стал неподконтролен Киеву, а протесты от Харькова до Одессы подавили силой, украинские власти решили, что с русскими и русскоязычными можно не церемониться. В начале 2018 года отменили через закон о региональных языках. А вскоре после этого приняли пачку нормативных актов, ведущих к тотальному вытеснению русского из всех сфер жизни. И теперь дело Порошенко продолжает команда Зеленского.

Реальная роль русского языка в жизни украинского общества очень сильно отличается от официальной. Ещё до событий на Майдане переписи и опросы показывали, что украинский считают родным 67% населения, а русский – около 30%. Однако «скрытое» исследование, проведенное Институтом Гэллапа, откорректировало эти данные. Организаторы опроса предлагали своим собеседникам на выбор опросники на русском, украинском или английском языке. И 83% участников исследования выбрали русский вариант. В банкоматах Украины меню на русском языке выбирают свыше 90% жителей. Значительная часть тех, кто заявляет украинский язык в качестве «родного», используют в повседневной жизни русский.

Для апологетов разрыва между Украиной и Россией языковая близость двух стран является проблемой – ведь общий язык создаёт базу сохранения общего культурного пространства и общих ценностей. Даже сегодня, несмотря на официальную русофобию, отношение большей части жителей Украины к русскому языку – весьма лояльное. Согласно летнему (2019) опросу Украинского института социальных исследований им. А. Яременко и центра «Социальный мониторинг», 36% респондентов заявили, что русский язык следует изучать в школе наравне или меньше, чем другие иностранные языки, а 24% – что русский и украинский нужно изучать в равной степени. По мнению 22%, русский стоит изучать, хоть и меньше, чем украинский, но больше, чем иностранные языки. А исследование агентства «Рейтинг» доказывает, что 22% украинцев хотят видеть русский вторым государственным, 11% – официальным, а 66% – свободно используемым языком на Украине.

Переделать людей, выросших в русской культурной среде, практически невозможно. Поэтому взялись за детей. За последние 5 лет количество школ с русским языком обучения на Украине сократилось с 621 до 194 (их общее количество примерно 15 тыс.). Ещё остаётся некоторое количество двуязычных средних учебных заведений, но это – капля в море.

Украинизаторы не ослабляют напор. Они хотят полностью переделать русскую и русскоязычную молодёжь Украины. Из-за неумения писать по-русски и отсутствия привычки читать на нём новое поколение вынуждено будет использовать для коммуникации украинский. А также всё больше общаться на нём. Незнание русского языка резко снизит конкурентоспособность специалистов с Украины на российском рынке труда, постепенно закроет перспективу восстановления общего политического, экономического, культурного пространства. Это игра с прицелом на будущее. Тот, кто её задумал, обладает стратегическим мышлением.

СВЯТОСЛАВ КНЯЗЕВ