Шесть лет майдану – как сектантство и галичанство захватили Киев

21-11-2019, 09:32
Просмотров: 2324
Версия для печати
Шесть лет майдану – как сектантство и галичанство захватили Киев


Шесть лет назад, в конце ноября, случился так называемый евромайдан, переросший в вооружённый государственный переворот, названный затем путчистами «революцией достоинства». События в Киеве начинались с небольшого митинга, куда желающих звали с зонтиками и хорошим настроением.

…В то время мы открывали новый информационный проект, сайт был уже почти готов, и с середины ноября 2013-го мы занялись поисками журналистов. И тут же приметили странность: к нам ежедневно приходили десятки резюме от юношей и девушек из Львова, Тернополя, Ивано-Франковска, словно бы пишущая молодёжь Галичины внезапно решила рвануть в столицу и свить тут гнездо.

Почти во всех анкетах молодых (если не сказать, юных) людей содержался внушительный список различных курсов и тренингов, проплаченных Соросом и другими любителями заставлять людей плясать под их дудку. Учитывая возраст претендентов (20-25 лет), большая часть этой «учёбы» пришлась на их студенческие годы – в вузах молодёжи вкладывали в сознание установки на «продвижение демократии» и «свободу слова». Иные имели за спиной багаж до полутора десятков таких курсов, в названиях которых значились американские и европейские фонды, поддерживавшие цветные революции в разных странах мира. На собеседованиях становилось ясно, что претенденты на должности репортёров и обозревателей мало смыслят в журналистике, плохо владеют письменной речью, но зато прекрасно знают о «ненасильственных методах борьбы с властью» и плавают в социальных сетях как рыба в воде. Большинство состояли в разного рода НПО и были напичканы знаниями о «горизонтальных сообществах», предполагающих отсутствие единого центра управления.

Примерно в то же время внезапно развернулась кампания поддержки «европейской Украины» во всём мире. Отовсюду сыпались картинки, на которых были изображены жители далёких стран, никогда прежде не догадывающиеся о существовании Украины, с украинскими флагами в руках и ободряющими лозунгами: мол, держитесь, украинцы, мы всей душой за ваш европейский выбор. И ладно бы, если бы речь шла об украинской диаспоре, так нет – поддержку друзьям с Украины выражали коренные жители Японии, Африки и самых экзотических стран. Где-то на полную мощность трудились мастера фотошопа, но те, кто верил в «европейские зарплаты и пенсии», допускали, что африканские племена и норвежские рыбаки страстно желают видеть Украину в Европе.

А ещё нам постоянно звонили «от Данилюка», лидера организации «Спільна справа», и зазывали присоединиться к «общему делу», которое вот-вот даст о себе знать. Это тот самый Данилюк, который в январе 2014-го, во время евромайдана, захватывал здания министерств энергетики и юстиции в Киеве; за эти заслуги его после переворота назначили советником министра обороны.

Честно говоря, когда «общее дело» полыхнуло евромайданом, в Киеве не чувствовалось, что противостояние выльется в нечто большее, чем очередная буза. В преддверии событий, ставших для Украины роковыми, бузили часто и по разным поводам, но протесты были мирными и через некоторое время сходили на нет. Жилось-то в целом неплохо: масса вольностей, стабильный доллар по 8, свободы собраний – через край, митинговали все кому не лень, а национал-радикалы вроде «Свободы» регионалами всячески поощрялись; у Януковича тешили себя мыслью на их фоне выиграть очередные президентские выборы.

Затухания ждали и от «европротеста», который расположился в центре Киева. Остальная часть столицы жила своей жизнью, не участвуя в событиях на майдане и в правительственном квартале. Посмеивались над попытками изобразить митинги «за Европу» миллионными, дружелюбно объясняли, как пройти-проехать на майдан странным женщинам и мужчинам, разговаривавшим «львивськой гварой», плутавшими между автобусными остановками и станциями метро.

Никто и предположить не мог, для чего толпы иногородних (в основном с Галичины и Волыни) свозят в Киев и расселяют в отдалённых от центра районах, например на Троещине. А те, кто жил рядом с выставочным центром «КиевЭкспоПлаза» на Нивках, не мог представить, что в огромном комплексе размещены тысячи свезённых в столицу протестующих, обеспеченных горячим питанием, новыми матрацами, одеялами и спальными принадлежностями. То, что «киевляне им несут одежду, одеяла и спальники», было ложью – местные и не догадывались, что происходит за забором «КиевЭкспоПлазы», и уж совершенно никакой погоды не делали поддерживающие евромайдан бабушки с домашними заготовками и вязаными носками, хотя были и такие. Помимо централизованного снабжения евромайдана, его подкармливали бизнесмены разной руки. Киевские коммерсы возили на внедорожниках протестующим лимоны и рации, подкидывали деньжат, исполняли другие желания. Ведь участникам протестов надо было не только есть и пить несколько раз в день, но и мыться, и справлять нужду, и менять одежду-обувь, а евромайданило в Киеве зимой…

Думая об этом спустя шесть лет, понимаю, сколь масштабная работа быта была проведена предварительно, как тщательно были выстроены «горизонтальные сети», в которые затянуло десятки тысяч людей – «пушечное мясо» украинской революции.

Далеко не все галичане сами стремились майданить. Однако жёстко действовал метод кнута: нашим тернопольским знакомым вдребезги разбили магазинчик за то, что те категорически отказались ехать в Киев. Мелкие лавочники и подневольные реализаторы были частью майданной массовки, другой её частью были молодые люди – студенты, воспитанные на «ненасильственном сопротивлении» Шарпа, третьей – заробитчане, приехавшие помайданить за деньги, четвёртой – сектанты.

Да, члены деструктивных сект оказали немалую услугу устроителям евромайдана. Они обеспечивали необходимую атмосферу вовлечённости в ритуальное действо. Протест в этом смысле был антиправославным: заправляли действом униаты, с начала декабря 2014-го за линией баррикад действовала «межконфессиальная молитвенная палатка» баптистской организации «Новая жизнь», куда стянулись члены других сект и просто религиозные аферисты. Отметились запрещённые необуддисты, фалуньдафисты, аделаджисты, неоязычники и… десятки малых сект.

Если оценивать последовавшие за евромайданом события с этой точки зрения, одной из главных целей переворота была борьба с православием и православными жителями Украины. К антиправительственным протестам были подключены секты и организации униатов. Кровавый Пастор Турчинов отправил на Донбасс армию, а потом, как сам он признавался, ломал военных через колено, заставляя убивать дончан и луганчан, преимущественно православных. По той же причине постмайданной власти потребовалось создавать карательные «добровольческие» батальоны – справедливо опасались, что военные не станут с наскока стрелять по людям, убийство которых в глазах сектантов не только допустимо, но и желательно.

Во время евромайдана трудно было понять и оценить его подводную часть, особенно не специалистам. А специалисты из СБУ уже обеспечивали безопасность неизвестно чего. Кстати, пастор Турчинов тоже внёс свой вклад в развал Службы, находясь у её руля в середине 2000-х и у руля украинского Совбеза.

Были и другие составляющие евромайдана – и боевики местного разлива, и «ичкерийские» друзья этих боевиков, и грузинские, и просто уголовники, кем-то выпущенные из тюрем и охотившиеся на сотрудников тогда ещё милиции.

И при всём этом успех евромайдана не был гарантирован. Неожиданно для всех оказалось, что «Беркут» и другие спецназы – это крепость, стоящая на защите порядка. Предполагался другой вариант: «милиция с народом». Однако именно спецназовцы увидели и оценили опасность евромайдана. И если бы не трусость и предательство их командования, распоясавшихся майданщиков разогнали и зачистили бы уже 18-19 февраля 2014 года. Те и сами уже думали, что так произойдёт: протесты под натиском «Беркута» сжались до небольшой площадки на майдане Незалежности, горел киевский Дом профсоюзов, горели остатки палаточного городка и полгорода вышло на «пагорбы» поглядеть на это феерическое зрелище. Зрители и не думали вступаться за протестующих. К тому времени многие киевляне с нетерпением ждали, когда, наконец, власти остановят «разгул демократии» в центре города, окутанного чёрным дымом горящих покрышек. Однако у Януковича и его генералов не хватило мужества с этим покончить. В решающий момент беркутам дали приказ отступить.

А дальше – повальные убийства силовиков, «неизвестные снайперы», «небесная сотня» (кстати, Парубий отправил на ставшую братской могилой Институтскую под расстрел новичков протеста, снабдив их деревянными щитами). И итог – вооружённый государственный переворот.

После переворота в Киеве было особенно тяжело: победившие уголовники нападали на милиционеров, те уже ничего не могли сделать. «Патриоты» избивали на улицах и в метро всех, кто был им не по душе. Начались перестрелки в кафе, город накрыла волна преступности. Банды дежурили по дороге в аэропорт Борисполь, останавливали всех, кто казался подозрительным, по рукам ходили «списки врагов». Весь Киев в одночасье пересел на дешёвые машины и общественный транспорт, люди ездили с топорами и пневматикой под рукой, поскольку вероятность встречи с озверевшими «активистами» была большой. В многоквартирных домах жители организовывали «народные дружины», готовясь противостоять «революционерам гидности», любимым занятием которых стало избивать и грабить граждан, заставлять их петь гимн и просить прощения у «украинского народа». Некоторые спокойно разъезжали по городу с флажками, изображавшими красную свастику на сине-жёлтом фоне (в нашем доме джип с таким флажком стоял у одного из подъездов, а когда кто-то разбил стекло машины, «патриоты» устроили проверку всем жильцам – бесцеремонно вваливались в квартиры, переворачивали мебель, избивали пытавшихся дать им отпор).

1 марта в центре Киева состоялся траурный митинг в честь погибших бойцов «Беркута». Гражданских на нём было совсем немного – только родственники бойцов спецподразделений и несколько сочувствующих. Не было и генералов, за исключением первого командира киевского «Беркута». В глаза бросался человечек в чёрном, ряженный священником. Представлял он «Киевский патриархат» или униатов – осталось неясно. На вопрос, будут ли служить панихиду по всем убитым милиционерам, включая крымского, или только по киевским ребятам, человечка затрясло от злости при слове «Крым». Потом он пытался призвать спецназовцев «понять и простить» тех, кто жёг и расстреливал их товарищей. И те не выдержали: заставили «отца» неизвестно какой церкви замолчать криками «Слава «Беркуту»!

Тогдашние власти буквально бросили столицу Украины под ноги путчистам. Началась постмайданная история Украины, в которой уже не будет мира и согласия. И доллара по 8 тоже не будет.

Арина Цуканова