В судьбе Донбасса ничего не изменилось

11-12-2019, 10:15
Просмотров: 302
Версия для печати
В судьбе Донбасса ничего не изменилось


СМИ сдержанно характеризовали встречу «нормандской четвёрки» в Париже 9 декабря как определённый прогресс, учитывая, что Минские соглашения удалось вывести из длительного «замороженного» состояния.

Встречи четырёх глав государств по вопросам урегулирования украинского кризиса возобновились. Подтверждена основополагающая роль Минских соглашений. Намечены первоочередные меры в районе конфликта (развод войск в трёх зонах соприкосновения в условиях бессрочного режима прекращения огня; обмен пленными «всех на всех»; учреждение новых переходных пунктов для гражданского населения на границе между Украиной и мятежными республиками).

В то же время вопрос о выборах в Донбассе по «формуле Штайнмайера» («формула» предполагает вступление в силу закона Украины «Об особом порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей» в день голосования на выборах в ДНР и ЛНР) не решён. В Париже проступили несамостоятельность Зеленского как политика и неготовность украинского парламента к серьёзной политической работе. Верховная рада представляет собой на сегодняшний день расширенное собрание членов партии «Слуга народа». Макрон и Меркель это заметили. И сделали выводы.

Достигнутые в Париже договорённости ничего не изменили в судьбе Донбасса по существу. ДНР и ЛНР («отдельные районы», говоря языком Минских соглашений) продолжат оставаться на осадном положении, которое в любом случае нужно прекращать. Идею возврата в состав унитарной Украины под власть Киева после шести лет войны Донбасс не воспримет, а разговоры о федерализации Украины приглушены. Если представить, что тем или иным способом стороны договорились о выборах по «формуле Штайнмайера» и начали переходить к политическому урегулированию кризиса, то этот переход, скорее всего, выльется в требования населения «отдельных районов» провести референдум о присоединении ДНР/ЛНР к Российской Федерации.

Высказываются предположения, что позиция Киева по проблеме Донбасса может эволюционировать в результате урегулирования проблемы с поставками российского газа через Украину после Нового года. Однако разговоры о том, что «Украина готова принять долг России газом», показывают, что и здесь сложно. Поскольку происхождение «обнаруженного» Стокгольмским арбитражем «долга» России перед Украиной в размере 2,52 млрд. долларов неясно, «Газпром» будет добиваться пересмотра арбитражного решения, и денег этих Киев не увидит. Включать их в расчёты по будущему соглашению – значит играть краплёными картами и терять время. Между тем время не ждёт. Ветхое состояние газовой трубы, идущей через Украину, торопит. А ответа на вопрос, как будет поступать российский газ в Европу после 31 декабря 2019 года, нет. Вероятно, Зеленский рассчитывает на поддержку Меркель, которая стоит на том, что газовая инфраструктура Украины должна использоваться при транзите. Немцы постепенно скупают украинскую ГТС и заинтересованы в продолжении её функционирования.

В Москве не против и даже готовы на четверть сбавить цену за газ для Украины, если будет сбавлена цена за транзит. «Газпром» согласен подписать новое транзитное соглашение на один, максимум два года, Киев хочет на десять лет. Плата за транзит, которую хочет получать Украина, в 2,5-3 раза выше той, которую согласна платить Россия. Украина не готова пойти на взаимное обнуление претензий «Нафтогаза» и «Газпрома», а это принципиальное требование российской стороны.

В Москве учитывают планы Берлина сделать Германию европейским газовым хабом с «Газпромом» в качестве основного поставщика. Это повлияло бы и на характер отношений с Европой; европейские деловые круги давно ожидают снятия санкций с России. Однако шаги Москвы навстречу Берлину блокируются Киевом, который, увязнув в долгах, ищет любую возможность содрать лишний доллар с любого партнёра.

Следующую встречу в «нормандском формате» договорились провести через четыре месяца. В итоговом коммюнике парижской встречи сказано, что «Минские соглашения (Минский протокол от 5 сентября 2014 года, Минский меморандум от 19 сентября 2014 года и Минский пакет мер от 12 февраля 2015 года) продолжают оставаться основой работы нормандского формата, государства-члены которого привержены их полной реализации». Однако если в Киеве реальные политические действия будут подменяться представлениями в духе «Квартала 95», Минские соглашения могут не выжить.

ДМИТРИЙ СЕДОВ