В ЛДНР пришла национализация

9-07-2020, 10:53
Просмотров: 579
Версия для печати

 

Достижение, бесспорно, весьма выдающееся, однако, добившись расширения полномочий, власти ЛНР и ДНР столкнулись с массой проблемных вопросов.

 

Долгие мольбы властей ЛДНР, наконец, были услышаны — пошатнулась власть монопольного экспортёра продукции металлургической и добывающей отрасли республик ЗАО «Внешторгсервис» (считается, что структурой управляет беглый украинский олигарх Сергей Курченко). С апреля 2020 года Донецк и Луганск получили возможность самостоятельно управлять добычей угля и его экспортом. Вполне вероятно, что, если местные власти справятся, впоследствии «ВТС» может полностью исчезнуть.

 

Впервые можно говорить о том, что в республиках Донбасса началась самая настоящая национализация. До 2017 года большинство промышленных предприятий продолжали находиться в украинском правовом поле, платить налоги в украинскую казну и вывозить продукцию на Украину. Затем появилось ЗАО «Внешторгсервис», осуществлявшее внешнее управление над наиболее перспективными объектами и отраслями республиканской промышленности, однако «ВТС» очевидно не справилось с поставленными задачами, накопив задолженность перед поставщиками, перевозчиками, рабочими и шахтёрами. Теперь, впервые в недолгой истории ЛДНР, правительству доверена ответственность самостоятельно зарабатывать (а значит, и тратить) миллиарды рублей.

 

Достижение, бесспорно, весьма выдающееся, однако, добившись расширения полномочий, власти ЛНР и ДНР столкнулись с массой проблемных вопросов. Прощаясь с угольной отраслью, «Внешторгсервис» оставил после себя печальное наследие: миллиардные долги перед шахтёрами, уже спровоцировавшие две подземные забастовки шахтёров на шахтах Комсомольская и Никанор-Новая, ЛНР. Причём, если республиканским властям не удастся в ближайшее время добиться от вышестоящих инстанций помощи (самостоятельно заставить «ВТС» заплатить по счетам правительство ЛДНР не может — нет рычагов влияния), за нашумевшими забастовками могут последовать новые акции протеста.

 

Стоит отметить, что напряжённостью в среде шахтёров относительно успешно воспользовалась для собственной популяризации малоизвестная российская Рабочая партия, член которой Александр Васьковский (экс-министр транспорта ДНР), возглавляющий созданный им же и существующий преимущественно в социальных сетях «Независимый профсоюз шахтёров», вероятно, причастен к организации забастовок, а во время проведения которых распространялась дезинформация о пытках шахтёров, попытках властей погубить бастующих и озвучивались от их имени различные безумные требования. Порадовались и украинские пропагандисты, на время забывшие о том, что на подконтрольной Украине части Донбасса горняки из-за безденежья кончают жизнь самоубийством и посвятившие не одну сотню статей «издевательствам террористов над шахтёрами».

 

Необычный характер акций протеста привлёк внимание спецслужб ЛНР, после чего Антрацит, в котором находится шахта Комсомольская, внезапно был закрыт на карантин, а в республике «поломалась» связь украинского мобильного оператора и пропал доступ к социальной сети «ВКонтакте». В итоге ситуация благополучно разрешилась (не для всех — по имеющейся информации, у МГБ ЛНР возникли определённые вопросы к части организаторов забастовки на Комсомольской), но, если не удастся добиться погашения задолженности (накопленной ещё «ВТС») и своевременной выплаты зарплаты, новых забастовок не миновать — шахтёры и так утверждают, что им порезали зарплаты и надбавки.

 

Не менее серьёзной проблемой является необходимость закрыть часть нерентабельных шахт. Судя по всему, ЗАО «Внешторгсервис» продолжала добычу на некоторых предприятиях благодаря различным уловкам, экономя на пенсионных отчислениях, расходах на материально-технической части, затягивая все возможные выплаты и т. д. Поскольку у властей ЛДНР нет выбора, кроме как играть открыто и честно (по крайней мере, сейчас им нужно проявить себя с лучшей стороны, чтобы доказать свою способность контролировать прибыльную отрасль), часть шахт придётся либо модернизировать, либо закрыть.

 

В ДНР данный проект пока находится на стадии обсуждения — под восторженный клёкот оппозиции власти рядятся как бы подсластить пилюлю и избавиться от рентабельных шахт без лишнего резонанса. В ЛНР, привычной к более жёсткому стилю управления, о необходимости реформирования угольной отрасли заявили ещё в конце апреля.

 

Стоит отдать должное Луганску — местные власти позаботились о трудоустройстве сотрудников закрывающихся предприятий. Все желающие досрочно уйдут на пенсию, остальные будут трудоустроены на других шахтах или же в не связанных с добывающей отраслью сферах, для чего республика уже выделила субсидии (как будет реализоваться этот утопический проект, всплывающий каждый раз, когда речь идёт о закрытии очередной шахты, покажет время).

 

Разумеется, громкое слово «реформирование» в данной ситуации не слишком применимо. Модернизация нерентабельных шахт требует колоссальных вложений; некоторые предприятия вообще едва ли стоили того, чтобы их открывать. Так, шахта Никанор-Новая (на которой прошла первая забастовка шахтёров) открывалась с помпой, как первое в Донбассе угледобывающее предприятие, основанное с нуля уже после распада СССР. В итоге выяснилось, что угля шахта даёт всего ничего — в самом удачном 2003 году там добыли всего 199,5 тыс. тонн угля. Причём Никанор-Новая являлась сверхкатегорийной по метану, а разработка пласта там чревата внезапными выбросами угля и газа, а также взрывами угольной пыли. Не совсем понятно, для чего вообще её открывали в ЛНР — вероятно, не столько ради угля, сколько ради демонстрации восстановления экономики.

 

Нужно сказать, что добыча угля в Донбассе — дело непростое и чаще всего низкорентабельное. В данный момент на подконтрольной Украине части Донбасса отрасль находится на грани коллапса. Так, 25 февраля 2020 года, в ходе Всеукраинского совещания работников угольной отрасли глава независимого профсоюза горняков Украины Михаил Волынец прокомментировал намерение украинских властей остановить большую часть шахт в регионе.

 

То есть огульно обвинять власти ЛДНР в неумении или нежелании добиться от нерентабельных шахт каких-то оптимистичных показателей неразумно. Откровенно говоря, будущее всей отрасли в Донбассе под вопросом, однако это весьма обширная тема, достойная отдельного материала.

 

В целом необходимо сказать, что, несмотря на все проблемы, с которыми ЛДНР столкнулись, взяв под свой контроль экспорт угля, справляются они относительно неплохо. Хотя, конечно, речь идёт лишь о первых шагах, и делать поспешные выводы не стоит — слишком много уже доносилось из Донецка и Луганска безосновательно оптимистичных заявлений; слишком много озвучено прожектов, которые закончились, не начавшись, или же потерпели фиаско.

 

Вероятно, начавшуюся национализацию — на этот раз реальную — можно воспринимать как свидетельство возросшего доверия со стороны так называемых «кураторов». Расширение полномочий и контроль над доходами — это уже шаг к формированию полноценной властной вертикали, которая, быть может, когда-нибудь осилит российские стандарты или, по крайней мере, сможет заниматься насущными вопросами без постоянной опеки и бдительного контроля.

 

Лишь бы на этот раз всё получилось.

Юрий Ковальчук